Игумения Екатерина (Морозова Евгения) – (1911 – 2010)

15 августа исполнилось 52 года с того дня, когда был одобрен Типик русского католического Успенского монастыря в Риме. Совсем недавно, в июне, преставилась первая игуменья обители, возглавившая ее с самого начала. Она оставила важный след в истории русского католичества. Речь идет о выдающейся женщине – Матери Екатерине Морозовой, игуменье Успенского монастыря в Риме, русской католической обители византийского обряда. Мы посвящаем ей сегодняшнюю передачу и потому, что в день Рождества Христова исполнилось 99 лет со дня ее рождения, и в этом же месяце исполнилось бы 80 лет ее монашеской жизни.

«Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем»: эти слова из Первого послания Св. Иоанна Мать Екатерина любила повторять по-латински. Они могли бы обобщить всю ее жизнь.

Мать Екатерина была глубоко привязана к своим русским корням, к любимой всем сердцем родине и очень страдала из-за невозможности снова ее увидеть. Несмотря на многократные попытки, она так и не смогла разыскать родное селение. Оно называлось Затишье, и на географической карте оказалось как минимум пять местностей с таким названием. Мать Екатерина не любила рассказывать о несчастливых годах своего детства. Когда гости обители спрашивали о ее происхождении, она хмурилась и говорила, что не знает, где находится ее родной город. Матушка предпочитала, чтобы о ее детстве посетителям рассказывала одна из сестер. Непостижимый замысел Провидения с самого детства лишил ее всего, чтобы всецело привлечь к Себе. И она вверилась Богу с верностью, радостью, отдав Ему свое сердце и всю свою жизнь.

25 декабря в православном календаре значится как память святой Евгении. Именно поэтому в Крещении Мать Екатерина была наречена этим именем. С Крещением был связан один необычный эпизод, который она всегда воспринимала как особый знак посвящения Богу: в византийском обряде младенцев мужского пола при Крещении уносят за иконостас, где священник проходит вместе с младенцем вокруг алтаря. Но так случилось, что мать не удержала маленькую Евгению на руках, она упала и укатилась за иконостас, в Святая Святых.

Ее детство было благополучным до тех пор, пока не разразилась буря социалистической революции, трагические последствия которой пришлось пережить особенно остро: ведь Евгения была дочерью царского офицера. Она получила строгое семейное воспитание, пропитанное христианскими ценностями. Мать Екатерина рассказывала: «Моя семья была глубоко верующей. В Прощеное Воскресенье, перед началом Великого Поста, по обычаю русских православных семей, все собирались и просили друг у друга прощения, мама у папы и папа у мамы, потом мы, дети… Мама учила меня любить и тех, кто нас не любит, учила не мстить, а вверять все в руки Божьи». Будучи еще совсем маленькой, Евгения не понимала, что происходит, но замечала некоторые детали, которые шаг за шагом изменяли жизнь русского народа: в школе нельзя было больше молиться, а дома перед трапезой родители умолкали на несколько мгновений и почти незаметно осеняли себя крестным знамением – они боялись, что дети кому-нибудь об этом расскажут. Начались проблемы с едой, но мама всегда делилась продуктами с бедными. Маленькая Евгения посещала двух сестер, тайных православных монахинь, которые зарабатывали на пропитание пошивом одежды. Именно они разъяснили ей важность молитвы.

В 1920 году семья Морозовых была вынуждена бежать из России и искать убежища за границей. Евгении было тогда девять лет. Во время бегства через Польшу она потеряла всю семью: отца схватили большевики и расстреляли в Туле; мать внезапно заболела и умерла в пути. Но самым тяжелым переживанием была для нее смерть младшего брата, пятилетнего Ивана, не вынесшего голода и тяжести пути. Евгения осталась одна на свете в чужой стране. Она тоже тяжело заболела и попала в больницу с сильным жаром. А после выписки ее отправили в приют для сирот на окраине Варшавы. Детей размещали в бараках, они спали на голых досках, покрытых одеялом. Там девочка оставалась примерно два года.

В мае 1922 года Евгению перевели в Жодонь, Бельгия, в школу-колонию для русских детей-сирот, построенную бельгийской королевой. Учителя и воспитатели были русские, все уроки велись на русском языке, поэтому Евгения не забывала родного языка. Здесь она жила до 5 сентября 1924 года. Королева принимала личное участие в воспитании девочек и часто их навещала. Затем, в возрасте 19 лет, воспитанниц переводили в Институт Святого Иосифа в Вервьере, при обители Дочерей Милосердия. 29 июня 1927 года вместе с другими девушками Евгения решила принять католичество, получив разрешение, подписанное Святейшим Отцом, сохранить византийский обряд.

7 декабря 1930 года, в канун Торжества Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии, Евгения поступила в обитель Дочерей Милосердия, основанную святым Викентием Де Полем. Поскольку у девушки не осталось никого из родных, монахини практически заменили ей семью. 8 марта 1932 года она начала работать в больнице Нивеля, где и принесла в 1936 году монашеские обеты, приняв в монашестве имя Цецилии. Сестра Цецилия работала в разных отделениях больницы, став профессиональной медсестрой. Ее пребывание в Нивеле продлилось до 1957 года.

Мать Екатерина часто вспоминала эпизоды, связанные с этим периодом ее жизни. Свою работу медсестры она выполняла в любовью и самоотдачей и помнила немало деталей, связанных с отдельными пациентами. «Утром мы вставали в четыре, — рассказывала мать Екатерина, — а если была ночная смена, то мы работали и день, и ночь. Однажды после ночного дежурства я так устала, что, встав на колени для молитвы, упала, и настоятельница обнаружила меня спящей уткнувшись носом в пол».

Сестра Цецилия очень дружила с детьми. Однажды совсем маленькая девочка пришла к ней в монастырь в неурочное время. Настоятельница отказалась звать монахиню. Тогда девочка встала на колени перед образом святого Викентия, приняв его за святого Иосифа, и начала молиться: «Святой Иосиф, сделай так, чтобы я могла встретиться с сестрой Цецилией!». Настоятельница была растрогана и все-таки позвала сестру Цецилию.

Когда Священная Конгрегация Восточных Церквей решила основать в Риме Успенский монастырь, согласно волеизъявлению Папы Пия XII, начались поиски монахинь русского происхождения, которые проживали в различных обителях латинского обряда. Кардинал Тиссеран, большой знаток Востока и тогдашний префект Священной Конгрегации Восточных Церквей, думал о создании монастыря византийского обряда, где монахини могли бы жить согласно обычаям и традициям православных монастырей, молясь о гонимой коммунистическим режимом Церкви в России и испрашивая единства, прежде всего с православными братьями. В начале 1956 года в Рим прибыли пять монахинь – из Бельгии, Германии и Франции. В Риме они встретились с иерархами, занимавшимися созданием обители. Время, проведенное в Риме, послужило для лучшего знакомства друг с другом и для размышлений над предложенным типом монашеской жизни.Монастырь устроили в особняке на территории, приобретенной кардиналом Тиссераном специально для этой цели, на улице Пизана, дом 342. Итак, проведя некоторое время в Риме, монахини вернулись в свои конгрегации, ожидая окончательного переезда в следующем году.

Сестра Цецилия приехала в Рим из Бельгии в октябре 1957 года. 7 октября прошла первая Божественная Литургия в часовне Папской Коллегии Руссикум, освященной в честь святой Терезы из Лизье, небесной покровительницы России.Сестра Цецилия прекрасно чувствовала себя в монастыре Дочерей Милосердия, и поэтому ей было нелегко решиться на переезд в Рим. Для нее это было жестом послушания Церкви и настоятелям. Но после этого она ни разу не оглянулась назад и переносила все трудности, повторяя каждый день: «Да будет мне по Слову Твоему». Она не прекращала контактов с прежней обителью, сестры из которой всегда помогали ее новому монастырю, особенно в первые, самые трудные годы его существования.

14 декабря 1957 года, когда помещение было готово, сестры съехались в новый Успенский монастырь, где 15 декабря была совершена первая Божественная Литургия. 16 марта 1958 года сестра Цецилия вместе с тремя сестрами приняла рясофор, а 8 сентября 1959 года постриглась в малую схиму, приняв имя Екатерины. Она стала настоятельницей маленькой общины в 1959 году, а впоследствии была назначена настоятельницей пожизненно.

Мать Екатерина помогала писать иконы инокиням Ирине и Кристине, а некоторые реализовала она сама. Настоятельница занималась шитьем литургических облачений, в первую очередь для византийского обряда. В общине она была ответственной за ризницу, за приготовление просфор, за огород, за уборку и за курятник. В тишине своей кельи она сделала огромное число четок из шерсти, чем особенно часто занималась в преклонные годы, когда ей трудно было ходить и она не могла заниматься другими делами.

У Матери Екатерины был замечательный музыкальный слух. В церкви она пела альтом, хотя вынужденно, поскольку обладала сопрано. Она проявляла живой интерес к литературе и русскому языку: часто она заглядывала в словари, чтобы найти нужное слово и придать ему особый оттенок.

8 декабря 1981 года Его Преосвященство монс. Мирослав Марусин, секретарь Конгрегации Восточных Церквей, на одном из богослужений в церкви «Руссикума» даровал матери Екатерине наперсный крест игуменьи.

Нехватка призваний в обители очень огорчала Мать Екатерину, хотя она редко говорила об этом. Большой заслугой игуменьи было то, что ей удалось поддерживать в общине единство, что было совсем нелегко: практически все монахини несли в душе глубокие раны, перенесли в прошлом немало испытаний и имели за плечами опыт жизни в других общинах.

Всю свою жизнь Мать Екатерина отдала молитве и служению ближним. Уже в преклонном возрасте, будучи ограниченной в движении, она приходила в церковь обители и часами оставалась за иконостасом, молясь о многочисленных нуждах, которые ей поверяли. Когда у нее не было сил даже для молитвы, она брала в руки свой наперсный крест или крест от своих четок и прикладывалась к ранам Христовым – в безмолвии, с трогательной нежностью. На шее, под апостольником, она всегда носила крупные четки, о которых говорила: «Так даже при других могу молиться». Лишения, перенесенные в детстве, давали о себе знать болями в суставах, которые она самоотверженно терпела. А тем, кто помогал ей передвигаться, она была глубоко благодарна, награждая улыбкой. В моменты боли Мать Екатерина нередко шутила, рассказывала анекдоты, пела русские песни и декламировала выученные в детстве стихи. Она страдала оттого, что может быть бременем для окружающих, и говорила, что ее кончина освободит других от работы и беспокойства.

Люди, пришедшие на похороны Матери Екатерины Морозовой, свидетельствовали, что на них веяло надеждой: атмосфера была не мрачной, а солнечной, спокойной, какой была сама матушка, никогда не терявшая духа и вверявшая все заботы Богу. Она умерла 18 мая, между Вознесением и Пятидесятницей, и особым знамением было то, что Католическая и Православная Церковь праздновали в этом году Пасху вместе. В восточной традиции принято считать, что для умерших между Пасхой и Троицей врата Рая распахнуты.

В воскресенье после Пятидесятницы в византийском обряде отмечается праздник Всех Святых, а во второе воскресенье – праздник Всех Святых, в Земле Русской Просиявших. Мать Екатерина присоединилась ко многочисленным мученикам 20 столетия, к своей семье, к сестрам обители, ее предварившим.

В тропаре Успения Богоматери поется: «При успении Ты не оставила мира, Богородица; Ты преставилась к жизни, будучи Матерью Жизни». Вместе с сестрами из Успенского монастыря мы верим, что Мать Екатерина, которая в течение долгих лет была заботливой и любящей матерью в общине, последует за Матерью Божьей и не оставит никого из тех, кто попросит у нее помощи.

В заключение просим тех, кто помогал Успенскому монастырю своими пожертвованиями, и тех, кто желает присодиниться к благодетелям, отправлять пожертвования не на бансковский счет Morosoff Eugenia, а согласно следующим банковским координатам: IBAN IT73L0335901600100000114589 BIC: BCITITMX. Получатель – Monastero Russo Uspenskij, Banca Prossima, филиал Milano 500. Обитель благодарит всех за оказанную молитвенную и материальную помощь.Адрес электронной почты монастыря – dormizione@tiscali.it. Почтовый адрес – via della Pisana 342, 00163 Roma. Телефон и факс (+39) 06 66152344.

Questa voce è stata pubblicata in Articoli. Contrassegna il permalink.

Lascia un Commento